Конец августа в Подмосковье

Аномальная жара сменилась холодом – сегодня всего лишь плюс 14, у меня мерзнут уши и нос. Насекомые прячутся в траве, тишина, кузнечики не поют. Белка ощенилась, но когда щенки спят, она ходит со мной в лес. Сегодня она нашла мне маленького ёжика.

Еж европейский (Erinaceus europaeus), семейство Ежовые, отряд Насекомоядные

Раньше, когда Белка находила ежа, то начинала на него лаять и пыталась перевернуть бедолагу лапами. Несколько раз я ей объяснила, что ёжик – маленький хороший зверёк, которого нельзя обижать. Теперь она, учуяв ёжика, просто молча ложится рядом и посматривает на меня.

Зеленчук непарный, самец (Chrysochraon dispar), семейство Саранчовые, отряд Прямокрылые. Самки раза в два крупнее, светлоокрашенные.

(далее…)

Азовское море

На побережье Азовского моря живут мои родственники – в городе Ейске и в селе Шабельское, что недалеко от Порт Катона, где вроде бы родилась Нонна Мордюкова и где теперь находится игровая зона Азов-Сити.

В детстве я каждое лето проводила в селе у дедушки. Первым делом бежала в библиотеку взять новые книги про животных.

Я давно не навещала эти края, потому что тут вечно со мной происходит что-то неприятное – то зуб заболит, то аллергия обострится. Однако этим летом я решила присоединиться к автопробегу моих родителей и племянника Сашки до Ейска. Кстати, самолеты в Ейск не летают, хотя это хороший развивающийся город-курорт.

Выехали в субботу утром (14 августа), приехала в воскресенье вечером, ночевали в Воронеже.

Во времена моего детства побережье вдоль села Шабельское было чистым. Теперь там понаставили палаток и вывалили горы мусора. Еще во времена моего детства море кишело судаком и другой рыбой. Теперь любители рыбалки могут хоть целый день торчать там с удочкой – ничего не поймают.

Акрида двуцветная (обыкновенная) – Acrida bicolor, семейство Саранчовые

Длина тела до 8 см.

Я шла по берегу Азовского моря, и из-под ног с громким треском выпрыгивали огромные зеленые и коричневые «кузнечики».
Проследив, куда они летели, можно было познакомиться с ними поближе.

У настоящих кузнечиков длинные тонкие усики, помогающие им обнаружить добычу – мелких насекомых, а у этих прыгунов усы короткие и толстые.
Это означает, что они – представители семейства Саранчовые, питаются травой. Да и сами невероятно похожи на травинки у моря – не смотря на огромные размеры, разглядеть их не просто.

В Подмосковье акрид нет, зато на юге им раздолье. Хотя они принадлежат к одному виду, бывают двух цветовых форм – коричневые и зеленые.

Цапля серая (Ardea cinerea) на косе

Я снимала чаек и цапель на косе. Чем ближе я подкрадывалась, тем тревожнее становились птицы, и в итоге все разлетелись. Только одна цапля чуть взлетела и села обратно, в ее глазах застыл страх. Видимо, это был недавно вылетевший из гнезда птенец, который еще плохо летал.
На другой день на этой косе цапли не было, так что я надеюсь, ей стало лучше, и птица улетела.

(далее…)

Бражники

Бражники (семейство Sphingidae) – необычные бабочки, за что я их и люблю. Они похожи то ли на странных зверьков, то ли на птиц-колибри. Крупные, стремительные, да еще и с  красивым рисунком на крыльях. Гусеницы у бражников тоже симпатичные – отличить их можно по рогу на конце брюшка.

Когда что-то усиленно ищешь – не можешь это найти, а когда не ищешь – оно само идет в руки. Не зря говорят – отпусти свою мечту.
Недавно я увидела в лесу, как мимо меня промчался подмаренниковый бражник. После этого я упорно каждый день разглядывала подмаренники в надежде найти там этот вид бражника. Но ничего не нашла. Тогда я решила, что уже и не найду, и пора искать винных бражников.
Теперь я постоянно осматриваю заросли иван-чая, где в прошлом году было много гусениц среднего винного бражника. Они должны были окуклиться в земле, прямо возле иван-чая. А июнь – время появления бражников из коконов. И опять неудача, ничего нет в зарослях иван-чая!

Бражник подмаренниковый (Hyles galii)


Позавчера я шла домой, окинула прощальным взором лес и вдруг заметила, что на ближайшем кустике подмаренники сидит подмаренниковый бражник! Сфотографировала его со всех сторон, а потом он улетел с моей руки.

Бражник подмаренниковый (Hyles galii)

Липового бражника я уже снимала в прошлом году на даче под Наро-Фоминском, и в этом году нашла его почти там же. Конечно, это был не тот же самый экземпляр (они живут только одно лето), а его потомок.

(далее…)

В Подмосковье проснулись букашки!

Наконец-то, наконец-то можно достать макрообъектив и снимать насекомых!  Сегодня в Подмосковье плюс 14, жизнь кипит. Бабочки лимонницы и крапивницы не погибают осенью (как многие другие виды), а засыпают в расщелинах коры, в подъездах, в снопах сена. Весной они появляются первыми. Этот самец лимонницы (справа) увидел самку на стволе дерева и тут же бросился в её объятия.
На мать-и-мачехе много насекомых. В прошлом году прохожим казалось странным, что я постоянно ползаю в траве попой кверху, но теперь они привыкли. К тому же, меня сопровождает дворовая собака Белка, а она с чужаками сурова.


Итак, кого я сегодня увидела – клопиков, пауков, самок медоносных пчёл, самцов пчёл-андрен, пчелу-номаду, шмеля, муху журчалку эристалинус (Eristalinus aeneus) с потрясающими глазами – в крапинку, серую муху поллению (Pollenia) и синюю блестящую протоформию (Protophormia terraenovae) из семейства каллифориды. Каллифориды (падальные мухи) питаются нектаром, а падаль кушают их личинки. Конечно, я пока не всех мух знаю. Мне их помогают определять специалисты-диптерологи. Я запомнила только, что у протоформий и некоторых других мух самцы от самок отличаются так – у самцов глаза близко посажены, а у самок между глазами – широкая лобная полоса.

На этой неделе творится что-то странное, я всё время пугаюсь, потому что по натуре – человек скрытный и больше общаюсь с насекомыми, чем с людьми . Сначала у меня взяли интервью по поводу «Писем насекомых» для газеты «Библиотека в школе», потом – для газеты «Известия» (сегодняшний номер), а затем мне сказали, что по радио в Австрии рассказывали о российских издательствах и, в частности, о моей книге (она вышла на немецком языке). Причем с восторгом… Чего там скрывать, мне приятно, что работа моя не напрасна, ведь ничто мне не давалось легко. И руки опускались, и смысл терялся, и самокопания одолевали.