Мюзикл «Преступление и наказание»

Москва, 8 июня 2016

Текст и фото: Ольга Кувыкина

Премьера рок-оперы «Преступление и наказание» состоялась только в марте, но уже успела обрасти мифами и легендами.
Отрицательных мнений, похоже, больше, но при этом залы полные, а некоторые мюзикломаны ходят на постановку по пять раз – хотят посмотреть все составы или увидеть нововведения.

Что же происходит?

Сейчас я вам расскажу страшную правду с точки зрения мюзикломана-сухаря, которого можно разнервировать, только мучая настоящую лошадку на сцене, а не механическую, но такого в мюзикле, к счастью, нет.

Итак, мифы:

• Чтобы сидеть на первом ряду, надо где-то раздобыть десять тысяч рублей или приглашение!

- На первом ряду сбоку есть места по 2400 рублей. В некоторые дни можно пересесть на середину, что и сделали самые смелые.

Правда, тут зрителей поджидал загадочный Северный Ветер, дувший откуда-то из-под потолка на сцену и первые ряды.
В антракте многие пошли в гардероб за куртками, а я с усмешкой вспомнила про эстетов, призывающих ходить в театр в кружевных платьях и на шпильках.

• Людям настолько не нравится этот балаган на сцене, что они уходят в антракте.

- Да, бывает такое (как и на любом спектакле), но в этот раз никто не ушел, и я не заметила ничего такого скучного и неприятного, что вызвало бы желание убежать с мюзикла, чертыхаясь.

• Мюзикл вызывает тягостные ощущения, опуская зрителя на дно общества.

- Тягостные ощущения у меня вызывают пьяные граждане, валяющиеся в кустах и бросающие бутылки на мою клумбу, а мюзиклы обычно поднимают настроение, и здесь такой же случай.

• Какие пауки? Какая банька? Что вообще происходит? В чем смысл?

« — Нам вот всё представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное?
И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность. Мне, знаете, в этом роде иногда мерещится». (с)
Достоевский.

- Ответ зависит исключительно от вашего жизненного опыта и того, что вы ждете от мюзикла.

Как ни странно, здесь действительно много Достоевского, пусть и в новом антураже.
Тексты сложные и не запоминающиеся с первого раза, но смысл в них есть.

Я не поклонник Достоевского, хотя и писала в школе по нему и другим классикам длинные сочинения, за что меня регулярно приговаривали к участию в олимпиадах.

Для меня «Преступление и наказание» Андрея Кончаловского – это зарисовка из того времени, в которое я бы не хотела попасть на Машине времени.

Это время ушло безвозвратно, и недавняя тотальная уборка всех ларьков в столице – тому подтверждение.

Красные пиджаки, цепи, шпильки, вычурные платья – до свидания. Привет джинсы, кроссовки и европейская сдержанность.

Главная прелесть мюзикла – оригинальность. Бал, любовь, страсть, месть, роковые красавцы – нет, здесь другой рецепт.

Этот мюзикл ни на что не похож, хотя в нем и присутствует отталкивающая атмосфера книг Виктора Пелевина, особенно «Поколения Пи», и антиутопического фильма «V – значит Вендетта» (маски Анонимуса тут вполне к месту).

• У Раскольникова шизофрения, Соня – проститутка – что это за безобразие?

А это смотря с какой стороны глянуть. Шизофрения выглядит не совсем так, как у Раскольникова. Скорее уж, у него эпилепсия, нищета, голод, отчаяние и муки совести, которые постепенно лишают его сна и покоя.
Пограничное состояние.

Он запутался и не знает, что ему делать.

• Музыка – что за кабак?

А вот тут у меня смешанные чувства.
Знаю, что у электронной музыки Эдуарда Артемьева много ценителей.

Эта какофония (которую Ирина – автор остроумного блога musicalworld.ws/blog – более точно назвала «авангардом, авангардной музыкой») начинает усиливаться по мере роста отчаяния и психопатии Раскольникова.

Когда к делу подключается еще и хоровое пение, у меня уши в трубочки сворачиваются, и я хватаюсь за лицо как тот Священник ближе к финалу.

Когда же появляются романсы, гармошки, шарманка – это очень красиво и приятно для уха, однако я не поклонник так называемого рашен стайла – предпочитаю нечто универсальное, мюзиклы-космополиты, например, такие как «Последнее испытание».
Да и магические миры мне ближе и интереснее пресловутой «загадочной русской души».

Актеры: а вот это – главное богатство постановки!

Свидригайлов – Александр Маракулин – каждое его появление вызывало у меня улыбку. Причем люди справа от меня тоже улыбались, а люди слева сидели с каменными лицами – сразу видно – они не знавали Маракулина еще в те времена, когда он был коварным Фролло в «Нотр-Дамме де Пари».
Ох уж эта богатая мимика – для каждой девушки на сцене у Александра своя ухмылочка.
Прекрасно.

Порфирий – Максим Заусалин – я специально пошла на него, потому что знала – у человека красивый голос, в отличие от… Самый сложный, мелодичный и тонкий персонаж рок-оперы.

Раскольников – Александр Казьмин – герой вызвал сочувствие и понимание, значит, роль удалась. Местами вокал был резковат, ну да ладно.
Очаровательный убийца бабушек получился.
Отлично.

Соня – Галина Безрук – на удивление чудесный вокал, даже в самых пронзительных ариях голос совсем не резал мой нежный слух.
Игра тоже на высоте.
Замечательно.

Старуха-процентщица – Антон Аносов – тоже специально выбрала такой состав, поскольку любопытно глянуть, как молодой приятный мужчина сыграет гадкую женщину.
Ну и мерзкий же у него персонаж получился – ведь и правда возникало желание бабульку по темечку треснуть, но при этом хотелось, чтобы старуха как можно чаще появлялась на сцене.

Дирижер – Сергей Иньков.
Наблюдать за Сергеем – это отдельное шоу, как будто бы он и сам играет в этом спектакле какого-то персонажа.

Программка – бесплатная.
Магнитики и другие сувениры – есть.

Итог – мне, скорее, понравилось, чем нет, но второй раз вряд ли пойду. Впрочем, если Свидригайлову добавят еще пару новых арий – подумаю.

Рекомендую ли я «Преступление и наказание» к просмотру?
В моем лексиконе никогда не было и не будет фраз восторженного максималиста, считающего себя гуру культурной жизни: «Это шедевр – всем смотреть!», «Это позор – не смотрите!».
Думайте сами, решайте сами.

Ах, да, чуть не забыла сказать – дети в зрительном зале тоже были, и ничто их не шокировало. Правда, по обрывкам разговоров стало ясно, что они – родственники артистов и студентов театральных Вузов.

PS: Закрывать так быстро занавес – это преступление! Рука Раскольникова с букетом цветов еще машет зрителям на сцене, а самого его уже поглотили Страшные Театральные Шторы.

Рок-опера Преступление и наказание

Рок-опера Преступление и наказание

Рок-опера Преступление и наказание

Подписаться на рассылку блога:

Subscribe to bóru-bóru by Email

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Оставьте комментарий