Мороз нечаянно нагрянет

Патагонский скалистый попугай (Cyanoliseus patagonus), отряд попугаеобразные/ в парке птиц «Воробьи» (75 км от Москвы).

Представляете, в Подмосковье второй день временами летит снег! Впрочем, к выходным обещают плюс 24.

Что ещё кроме мороза может нагрянуть внезапно, так это любовь. Хотя, говорят, любовь с первого взгляда – понятие относительное. Допустим, в детстве девочка дружила с мальчиком, который угощал её мороженым, тащилась от того, что её отец такой высокий и красивый, и любила музыканта с хриплым голосом. И вот она выросла, зашла в кафе – а там за столиком красивый высокий парень уминает мороженое и хохочет хриплым баритоном. Всё – она влюбилась.

Состояние влюбленности вызывает эйфорию, поэтому, когда оно заканчивается, хочется получать этот допинг снова и снова. В результате люди совершают множество странных поступков. И плевать, что подумают окружающие. Но об этом как-нибудь в другой раз. А сейчас – моя новая статья про любовь. Осторожно, это необычная любовь –

http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/theory/1148/

«Десять зим» молодого режиссера Валерио Мьели (31 год)

Парень (Микеле Риондино) и девушка (Изабелла Рагонезе) случайным образом знакомятся зимой в Венеции и не менее случайно встречаются несколько лет подряд то в Италии, то в Москве. Эта мелодрама неспешна, но скучать не дают комедийные эпизоды. Тому, кто бывал в Венеции, будет интересно глянуть на город с не туристической стороны.

Новый совместный итальяно-российский проект оставил приятное впечатление. Красивая итальянская музыка, душевные зимние пейзажи. В каждом новом эпизоде ждешь, какой же будет новая встреча. Размышляешь, как можно встречаться каждую зиму и так и не сказать всей правды друг другу?

Мне такая история очень знакома – многие парни нерешительны, сами не знают, чего хотят, мнутся, мнутся, чего-то ждут, не говорят о своих чувствах, не знают, как жить, чем жить, какую меру ответственности брать на себя. И нет ничего удивительного в том, что за время этих метаний девушка их мечты успевает найти богатого и опытного покровителя, выйти замуж, развестись, поменять приоритеты в жизни.

Роль Никоненко не запомнилась. Жигунов хорошо вписался. Понравилась Любовь Зайцева – красивая брюнетка из сериала «Город соблазнов». Итальянцы все отлично сыграли.

В Подмосковье проснулись букашки!

Наконец-то, наконец-то можно достать макрообъектив и снимать насекомых!  Сегодня в Подмосковье плюс 14, жизнь кипит. Бабочки лимонницы и крапивницы не погибают осенью (как многие другие виды), а засыпают в расщелинах коры, в подъездах, в снопах сена. Весной они появляются первыми. Этот самец лимонницы (справа) увидел самку на стволе дерева и тут же бросился в её объятия.
На мать-и-мачехе много насекомых. В прошлом году прохожим казалось странным, что я постоянно ползаю в траве попой кверху, но теперь они привыкли. К тому же, меня сопровождает дворовая собака Белка, а она с чужаками сурова.


Итак, кого я сегодня увидела – клопиков, пауков, самок медоносных пчёл, самцов пчёл-андрен, пчелу-номаду, шмеля, муху журчалку эристалинус (Eristalinus aeneus) с потрясающими глазами – в крапинку, серую муху поллению (Pollenia) и синюю блестящую протоформию (Protophormia terraenovae) из семейства каллифориды. Каллифориды (падальные мухи) питаются нектаром, а падаль кушают их личинки. Конечно, я пока не всех мух знаю. Мне их помогают определять специалисты-диптерологи. Я запомнила только, что у протоформий и некоторых других мух самцы от самок отличаются так – у самцов глаза близко посажены, а у самок между глазами – широкая лобная полоса.

На этой неделе творится что-то странное, я всё время пугаюсь, потому что по натуре – человек скрытный и больше общаюсь с насекомыми, чем с людьми . Сначала у меня взяли интервью по поводу «Писем насекомых» для газеты «Библиотека в школе», потом – для газеты «Известия» (сегодняшний номер), а затем мне сказали, что по радио в Австрии рассказывали о российских издательствах и, в частности, о моей книге (она вышла на немецком языке). Причем с восторгом… Чего там скрывать, мне приятно, что работа моя не напрасна, ведь ничто мне не давалось легко. И руки опускались, и смысл терялся, и самокопания одолевали.